путь в никуда....
там где закат - кончается земля.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

путь в никуда....Перейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


Предисловие... No delete 
I play violins of your souls
And your souls, belong to me..


Я вижу как рушиться хрустальный мир...постороенный из лишь песка и вод, на побережье океана.
Но разве мог просуществовать он долго? конечно нет, до первого прибоя....
Вода пенится и бушует возле скал, жестокая вода его уже забрала.
А чем он был? всего лишь маленькой мечтой.... постороившей лишь из песка, хрустальный мир зеркал.

Идите все куда подальше, я задолбалась повторять.
Поймите вы, я не игрушка, чтоб просто так со мной играть.....

дневник создан, 18 сентября 2009 года



Подкаст Мы не ангелы парень. ( 03:04 / 2.8Mb )

Категории: Предисловие...
комментировать 154 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 29 января 2017 г.
Отрывок из книги "Книга потерянных вещей" встреча с охотницей. No delete 14:29:36
Он уже расправился с половиной второго яблока, когда услышал какой-то шум, доносившийся из леса. Слева что-то стремительно приближалось. Он заметил движение в кустах и промелькнувшую в них рыжевато-коричневую­ шкуру какого-то зверя. Похоже, это был олень, хотя Дэвид не увидел головы. Зверь явно бежал от какой-то опасности.

Чуть погодя олень вырвался из зарослей на поляну, под дерево, на котором сидел Дэвид. Олень застыл на секунду, словно выбирал направление, и Дэвид впервые увидел его голову. При виде ее он не смог сдержать изумленного возгласа, потому что голова была не оленья, а маленькой белокурой девочки с темно-зелеными глазами. Там, где заканчивалась человеческая шея и начиналось тело животного, Дэвид разглядел красный рубец, разделяющий две сущности девочки-оленя. Она настороженно подняла глаза и встретилась взглядом с Дэвидом.
— Помоги мне! — взмолилась она. — Пожалуйста.

Шум погони нарастал, и на поляну выскочил конь с всадником, натянувшим лук и готовым выпустить стрелу. Девочка-олень тоже их разглядела и прыгнула, ища спасения под покровом леса. Она была еще в воздухе, когда стрела вонзилась ей в шею. Выстрел отбросил ее вправо, и она затрепетала на земле. Рот девочки-оленя судорожно открывался и закрывался в попытке произнести последние слова. Ее задние копыта бились в грязи, тело содрогнулось в последний раз, и она застыла.

Всадник на громадном черном коне рысью проскакал по поляне. Лицо его скрывал капюшон, а вся одежда была цвета осеннего леса — зеленая с желтым. В левой руке он держал короткий лук, через плечо был перекинут колчан со стрелами. Он спешился, вытащил из притороченных к седлу ножен длинный меч и подошел к лежащему на земле телу. Всадник поднял клинок и ударил пару раз по шее девочки-оленя. После первого удара Дэвид отвернулся, зажав рот рукой и крепко зажмурившись. Когда он решился вновь открыть глаза, охотник держал за волосы отсеченную от туши оленя голову девочки. Кровь из шеи капала на траву. Он привязал голову за волосы к передней луке седла и закинул тушу оленя на спину коня, перед тем как снова вскочить в седло. Он уже поднял левую ногу, как вдруг застыл, разглядывая землю. Дэвид проследил за его взглядом и рядом с конским копытом увидел огрызок яблока. Охотник, не спуская глаз с огрызка, опустил ногу, молниеносным движением выхватил из колчана стрелу и натянул тетиву. Наконечник стрелы поднимался вдоль ствола яблони и остановился, нацелившись прямо на Дэвида.

— Слезай, — приказал охотник слегка приглушенным из-за закрывающего рот шарфа голосом. — Слезай, или я сниму тебя стрелой.

У Дэвида не было выбора, и он подчинился. Он был готов разреветься. Изо всех сил он пытался сдержать слезы, но в воздухе витал запах крови девочки-оленя. Оставалось надеяться, что охотник уже получил трофей и пощадит его.

Дэвид спустился на землю. Он хотел побежать и попытать счастья в лесу, но тут же отказался от этой мысли. Охотник, способный на полном скаку убить мчащегося оленя, не промахнется по бегущему мальчишке. Оставалась лишь надежда на сострадание охотника, но, стоя рядом с фигурой в капюшоне и глядя в незрячие глаза девочки-оленя, Дэвид усомнился, можно ли надеяться на сострадание того, кто способен на такие деяния.

— Ложись, — сказал охотник. — На живот.

— Пожалуйста, не убивайте меня, — взмолился Дэвид.

— Ложись!

Дэвид встал на колени, потом заставил себя лечь.

Охотник завернул ему за спину руки и грубой веревкой стянул запястья. Потом забрал его меч. Связав ноги мальчика у лодыжек, охотник поднял его и закинул на круп коня, прямо поверх туши оленя, так что левый бок Дэвида больно прижался к седлу. Но он не думал о боли, даже когда они поскакали и лука седла, как лезвие кинжала, стала ритмично впиваться ему между ребер.

Нет, Дэвид мог думать только о голове девочки-оленя, потому что на скаку ее лицо терлось о его лицо, ее теплая кровь размазывалась по его щеке, и он видел свое отражение в темных зеленых зеркалах ее глаз.



XVI
О ТРЕХ ХИРУРГАХ


Дэвиду показалось, что они скакали около часа, если не больше. Охотник не вымолвил ни слова. От тряски у Дэвида кружилась голова и болело сердце. В ноздри бил запах крови девочки-оленя, и чем дальше, тем холоднее становилось прикосновение ее кожи.

Наконец они подъехали к стоявшему посреди леса длинному каменному дому. Дом был простой, ничем не украшенный, с узкими окнами и высокой крышей. Всадник въехал в примыкавшую к дому большую конюшню.
Там были и другие животные. Стоящая в стойле олениха жевала солому и разглядывала пришедших. Куры жили в загоне за проволочной оградой, кролики — в клетках. Рядом лиса терзала прутья своей тюрьмы; ее внимание разрывалось между охотником и вкусной, но недоступной добычей в соседних клетях.
Охотник спешился и отвязал голову девочки-оленя. Другой рукой он поднял Дэвида, перекинул через плечо и понес в дом. Когда охотник поднял щеколду, голова девочки-оленя глухо стукнулась о дверь. Они вошли, и охотник швырнул Дэвида на каменный пол. Мальчик упал на спину и остался лежать, ошеломленный и напуганный. Один за другим зажигались светильники, а он разглядывал логово охотника.

Каменные стены были увешаны головами на деревянных щитах. Здесь было множество звериных голов — олени, волки, даже ликантроп очень гордого вида, занимавший центральное место на одной из стен, — но были и человеческие. Несколько голов принадлежали взрослым молодым людям, три — глубоким старикам, но больше всего было детских: головы мальчиков и девочек со стеклянными глазами, сверкавшими в свете ламп. В одном конце комнаты располагался очаг, а рядом с ним лежал узкий соломенный тюфяк. Дэвид повернул голову и увидел вяленое мясо, подвешенное на крюках в другом конце комнаты. Нельзя было сказать, человеческое оно или нет.

Но основное место в комнате занимали два огромных дубовых стола, таких больших, что их могли собрать только в самом доме, деталь за деталью. Они были заляпаны кровью, и Дэвид со своего места разглядел на них кандалы, цепи и кожаные путы. Рядом со столами размещалась подставка с ножами и хирургическими инструментами, явно очень старыми, но заточенными и чистыми. Над столом висел целый набор изысканно оправленных металлических и стеклянных трубок — половина тонкие, как иглы, остальные толщиной с руку Дэвида.

На полках стояли бутылки разнообразных форм и размеров, с прозрачной жидкостью внутри или с внутренностями людей и животных. Одна бутыль почти доверху была наполнена глазными яблоками. Дэвиду они показались живыми — даже вырванные, они как будто не потеряли способности видеть. В другой бутыли лежала женская рука с золотым кольцом на безымянном пальце; с ногтей постепенно отслаивался красный лак. В третьей находилась половина мозга. Его внутреннее устройство было выставлено напоказ и утыкано разноцветными булавками.

Было кое-что и похуже, ох, гораздо хуже…

Дэвид услышал приближающиеся шаги. Над ним возвышался охотник, снявший шарф и откинувший капюшон, так что теперь можно было увидеть лицо. Неулыбчивое лицо женщины, румяное и без всякой косметики, с тонким поджатым ртом. Ее черные с сединой, словно барсучий мех, волосы были собраны на макушке в пучок. Пока Дэвид рассматривал ее, женщина распустила узел, и волосы тяжелой лавиной упали на плечи и спину. Она встала на колени, правой рукой ухватила Дэвида за подбородок и принялась туда-сюда поворачивать его голову, словно оценивала. Осмотрев голову, она проверила шею и ощупала мускулы на руках и ногах.

— Годится, — сказала она скорее себе, чем Дэвиду, и оставила его лежать на полу, а сама занялась головой девочки-оленя.

Больше она не сказала ни слова, пока не закончила работу, занявшую много часов. Она подняла Дэвида, усадила его в низкое кресло и продемонстрировала плоды своего труда.

Голова девочки-оленя была приделана к дощечке из темного дерева. Волосы ее были вымыты, рассыпаны по панели и приклеены к ней прозрачным клеем. Удаленные глаза заменили овалы из зеленого с черным стекла. Кожа для сохранности была покрыта чем-то вроде воска, а голова издавала глухой звук, когда охотница постукивала по ней костяшками пальцев.

— Она просто прелесть, тебе не кажется? — сказала охотница.

Дэвид покачал головой, не в силах вымолвить ни слова.
Когда-то у этой девочки было имя. У нее были отец, мать, возможно, братья и сестры. Она играла, любила и была любимой. Она могла вырасти и дать жизнь собственным детям. Теперь ничему этому не бывать.

— Ты не согласен? — спросила охотница. — Может быть, тебе ее жаль? Но сам посуди: пройдут годы, она состарится и подурнеет. Ее будут использовать мужчины. Из нее будут вылезать дети. У нее сгниют и выпадут зубы, постареет и покроется морщинами кожа, истончатся и поседеют волосы. Теперь же она навсегда останется ребенком и вечно будет прекрасной.

Охотница потянулась к Дэвиду. Она потрепала его по щеке и в первый раз улыбнулась:

— А вскоре и ты будешь таким же, как она.

Дэвид резко крутанул головой.

— Кто вы? — спросил он. — Зачем вы это делаете?

— Я охотник, — просто ответила женщина. — Охотник должен охотиться.

— Но это же маленькая девочка, — воскликнул Дэвид. — Девочка с телом животного, но все-таки девочка. Я слышал, как она говорила. Она боялась. А вы убили ее.

Охотница поглаживала волосы девочки-оленя.

— Да, — спокойно произнесла она. — Она протянула дольше, чем я ожидала. Она оказалась хитрее, чем я думала. Возможно, ей больше подошло бы тело лисицы, но что уж теперь говорить.

— Так это вы сделали ее такой? — изумился Дэвид.

Он был очень напуган, но отвращение пересилило страх. Охотницу удивило негодование в его голосе, и она почувствовала необходимость как-то оправдать свои действия.

— Охотник всегда ищет новую добычу, — сказала она. — Мне надоело охотиться за зверьем, а люди — слишком легкая добыча. У них острый ум, но слабое тело. И тогда я подумала, как здорово было бы совместить тело животного с интеллектом человека. Какое испытание моего мастерства! Но это очень трудно — создать подобный гибрид: и человек, и животное умрут раньше, чем я смогу их соединить. Я не могла задержать кровотечение настолько, чтобы успеть завершить слияние. Их мозги умирали, их сердца останавливались, и весь мой каторжный труд шел насмарку. Но однажды мне посчастливилось. По лесу проезжали три хирурга, я случайно натолкнулась на них, взяла в плен и привела сюда. Они рассказали мне о созданном ими бальзаме, который способен присоединить отрезанную руку к запястью или ногу к туловищу. Я заставила их показать, на что они способны. Отрезала у одного руку, а остальные приделали ее на место, как и обещали. Другого я разрубила пополам, и его приятели снова сделали его целым. В конце концов я отрезала третьему голову, и они опять прикрепили ее к шее. В общем, они стали первыми из моих новых трофеев, — она указала на три головы пожилых мужчин, висящие на стене, — как только поделились секретом своего бальзама. С тех пор все мои жертвы разные, потому что каждый ребенок добавляет что-то животному, с которым я его соединяю.

— Но почему дети? — спросил Дэвид.

— Потому что взрослые впадают в отчаяние, а дети — нет, — объяснила она. — Дети приспосабливаются к новым телам и новым жизням, ведь какой ребенок не мечтает стать зверем? И по правде говоря, я предпочитаю охотиться на детей. С ними и охота интереснее, и на стене они смотрятся красивей.

Охотница отступила на шаг и принялась внимательно разглядывать Дэвида, как будто лишь теперь сообразила, о чем он спрашивает.

— Как тебя зовут и откуда ты пришел? — спросила она. — Ты не отсюда. Ты и пахнешь не так, и говоришь по-другому.

— Меня зовут Дэвид. Я из другого места.

— Что за место?

— Англия.

— Ан-глия, — повторила охотница.
— А как ты сюда попал?
— Есть проход между вашей землей и моей. Я проник сюда, но не могу вернуться домой.

— Какая жалость, — протянула охотница. — И много детей в Ан-глии?

Дэвид не ответил. Охотница схватила его за щеки, впившись ногтями в кожу.

— Отвечай!

— Да, — невольно проговорил он.

Охотница отпустила его.

— Возможно, тебе придется показать мне этот путь. Здесь почти не осталось детей. Они больше не шастают поблизости, как прежде. Эта, — она махнула рукой в сторону головы девочки-оленя, — была последней, я ее берегла. Впрочем, появился ты. Итак… или я использую тебя, как ее, или ты проводишь меня в Ан-глию.

Охотница отступила от него и задумалась.

— Я терпелива, — произнесла она наконец. — Я знаю эту землю и уже переживала такие перемены. Дети вернутся. Скоро настанет зима, и у меня достаточно запасов, чтобы пережить ее. До первого снега ты будешь моей последней охотой. Я сделаю из тебя лиса, потому что ты, похоже, еще смышленей моего маленького олененка. Кто знает, вдруг ты убежишь от меня и заживешь своей жизнью в каком-нибудь укромном уголке леса? Хотя никому это пока не удавалось. Но всегда есть надежда, мой маленький Дэвид. Надежда умирает последней. А теперь спать, ибо завтра мы начинаем.

С этими словами она взяла тряпку, вытерла лицо Дэвида и нежно поцеловала мальчика в губы. Потом положила его на большой стол, приковала цепями на случай, если ночью он попробует убежать, и погасила все светильники. При свете очага она разделась, улеглась на свой тюфяк и тут же уснула.

Дэвид не спал. Он думал о своем положении. Вспоминал свои сказки, а еще историю о пряничной избушке, которую ему рассказал Лесник. В каждой сказке было чему поучиться.

И постепенно у него созрел план.



XVII
О КЕНТАВРАХ И ТЩЕСЛАВИИ ОХОТНИЦЫ


Рано утром охотница проснулась и оделась. Она поджарила мясо и съела его, запивая чаем из трав и специй, а потом подняла Дэвида. После ночи на жестком столе у него ломило спину, руки и ноги болели от цепей, да и поспать удалось всего ничего, зато теперь он чувствовал, что не все потеряно. До сих пор он большей частью зависел от доброй воли окружающих — Лесника, гномов. Теперь он был сам по себе, и только от него зависело, выживет он или нет.

Охотница дала ему чаю, затем попыталась накормить мясом, но он плотно стиснул зубы. Мясо сильно пахло дичью.

— Это оленина, — сказала охотница. — Ты должен поесть. Силы тебе понадобятся.

Однако Дэвид не разжимал зубов. Он думал о девочке-олене и ощущал прикосновение ее кожи. Кто знает, что за ребенок был частью животного? Возможно, это плоть девочки-оленя и охотница раскромсала обезглавленное тело, чтобы позавтракать свежим мясом. Дэвид не мог это есть.

Охотница оставила свои попытки и дала ему хлеба. Она даже освободила Дэвиду одну руку — так, чтобы он смог поесть самостоятельно. Пока он ел, она принесла из конюшни клетку с лисом и поставила ее на стол рядом с Дэвидом. Лис смотрел на мальчика, как будто сознавал, что скоро произойдет. Пока они разглядывали друг друга, охотница принялась собирать все необходимое. Это были лезвия и пилы, бинты и тампоны, длинные иглы и мотки черных ниток, трубки и склянки, а также сосуд с вязкой прозрачной жидкостью. К нескольким трубкам она присоединила кузнечные мехи — «на всякий случай, чтобы сдержать кровотечение» — и подогнала кожаные ремешки под маленькие лапы лиса.

— Ну и что ты думаешь о своем новом теле? — поинтересовалась она, закончив приготовления. — Это прекрасный лис, молодой и проворный.

Лис, скаля острые белые зубы, пытался перекусить прутья клетки.

— Что вы сделаете с моим телом и его головой? — спросил Дэвид.
— Я высушу твое мясо и добавлю к моим запасам на зиму. Я выяснила, что можно успешно присоединить голову ребенка к туше животного, но не наоборот. Мозги животного не в состоянии приспособиться к новому телу. Они не могут правильно двигаться, так что охотиться за ними неинтересно. Вначале я выпускала их забавы ради, но больше не трачу на это время. Однако кое-кто из уцелевших еще бродит по лесу. Мерзкие существа. Иногда они встречаются на моем пути, и я убиваю их из жалости.

— Я думал о том, что вы сказали вчера вечером, — осторожно начал Дэвид. — О том, что все дети мечтают побыть животными.

— А разве не так? — спросила охотница.

— Мне кажется, так, — согласился Дэвид. — Я всегда хотел стать конем.

Похоже, это заинтересовало охотницу.

— Почему конем?

— Когда я был маленьким, то читал истории о существе под названием кентавр. Это наполовину конь, наполовину человек. От шеи и выше у кентавра голова и туловище мужчины, и он мог держать в руках лук. Кентавр был силен и прекрасен, и он был превосходный охотник, потому что совмещал силу и скорость коня с мастерством и хитростью человека. Вчера вы были проворны на своем скакуне, но все же вы не одно целое с конем. Разве ваш конь не спотыкается иногда, не скачет куда-то против вашей воли? Мой отец в юности занимался верховой ездой, и он рассказывал мне, что лошади сбрасывают даже лучших всадников. Будь я кентавром, я совместил бы в себе все лучшее от коня и человека, так что на охоте никто бы не смог от меня убежать.

Охотница перевела взгляд с лиса на Дэвида и обратно. Потом повернулась и направилась к письменному столу. Там она отыскала клочок бумаги и гусиное перо и принялась рисовать. С того места, где сидел Дэвид, он разглядел схемы, фигуры и силуэты лошадей и животных, нарисованные с мастерством настоящего художника. Он не мешал охотнице. Он просто терпеливо наблюдал, а когда взглянул на лиса, обнаружил, что тот тоже наблюдает. Так они и смотрели, объединенные ожиданием, пока охотница не закончила работу.

Она встала, вернулась к большим операционным столам и, не говоря ни слова, вновь привязала свободную руку Дэвида. На минуту он пришел в замешательство. Возможно, его план не удался и охотница собирается прямо сейчас отрубить ему голову и пересадить ее на тело дикого зверя. Обезглавит она его одним взмахом топора или будет неспешно пилить хрящи и кости? Усыпит ли каким-то снадобьем, так что он закроет глаза одним существом, а проснется совершенно другим, или ей свойственно наслаждаться страданиями своих жертв? Он был готов разрыдаться, но сдержал слезы. Подавил страх, сохранил спокойствие, и его стойкость была вознаграждена.

Надежно привязав его, охотница надела плащ с капюшоном и вышла из дома. Через несколько минут Дэвид услышал удаляющееся цоканье лошадиных копыт. Охотница ускакала в лес, оставив Дэвида наедине с лисом: две скотины, которым вскоре предназначено слиться воедино.



Дэвид задремал и проснулся, когда женщина уже вернулась. На этот раз копыта цокали совсем близко. Дверь дома открылась, и на пороге появилась охотница, ведущая коня под уздцы. Сначала конь не желал входить внутрь, но она тихо поговорила с ним, и в конце концов он последовал за хозяйкой. Дэвид увидел, как конь поводит носом, принюхиваясь к здешним запахам, и в глазах животного ему померещился ужас. Охотница привязала коня к кольцу в стене и подошла к Дэвиду.

— Я хочу заключить с тобой сделку, — сказала она. — Я подумала об этом существе, о кентавре. Ты прав, такой зверь будет идеальным охотником. Я хочу стать им. Если ты мне поможешь, даю слово, что отпущу тебя.

— Откуда мне знать, что ты не убьешь меня, как только станешь кентавром? — спросил Дэвид.
— Я сломаю лук со стрелами и нарисую карту, которая выведет тебя на дорогу. Даже если я захочу тебя преследовать, с чем я буду охотиться без лука? Со временем я изготовлю себе другой, но ты будешь уже далеко, а если когда-нибудь снова попадешь в мой лес, я пропущу тебя в благодарность за то, что ты для меня сделал. — Охотница склонилась к Дэвиду и зашептала ему на ухо: — Но если ты не согласишься мне помочь, то соединишься с лисом и, клянусь, не переживешь этот день. Я буду гоняться за тобой по лесам, пока ты не задохнешься от изнеможения, а когда ты не сможешь больше бежать, я заживо сниму с тебя кожу и буду носить ее в холодные зимние дни. Ты можешь жить или умереть. Выбор за тобой.

— Я хочу жить, — сказал Дэвид.

— Значит, мы договорились.

С этими словами охотница бросила лук и стрелы в огонь и нарисовала Дэвиду подробную карту леса, которую он тут же осмотрительно спрятал за пазуху. Затем она объяснила, что он должен делать. Она принесла из конюшни пару огромных клинков, тяжелых и острых, как гильотины, и укрепила их над столом с помощью системы веревок и блоков. Один из клинков охотница приладила так, чтобы он, падая, разрубил ее тело пополам, а потом показала Дэвиду, как тут же приложить бальзам, чтобы она не истекла кровью, прежде чем ее торс будет приделан к лошадиному корпусу. Она снова и снова повторяла с ним необходимые процедуры, пока он не выучил все назубок. Затем охотница догола разделась, обеими руками ухватила тяжелый клинок и двумя ударами отрубила голову коню. Хлынула кровь, но Дэвид с охотницей быстро залили бальзамом обнажившуюся красную плоть. Под действием снадобья рана зашипела и задымила. Сразу же прекратилось кровотечение из вен и артерий.

На полу громоздилась конская туша с еще бьющимся сердцем, а рядом лежала голова, глаза вращались в орбитах, язык вывалился наружу.

— Мы не можем ждать ни минуты, — сказала охотница. — Быстрей, быстрей!

Она легла на стол, под клинок. Дэвид старался не смотреть на ее наготу и сосредоточился на приготовлениях к тому, чему его научила охотница. Когда он проверял веревки, она схватила его за плечо. В правой руке она сжимала острый нож.

— Если попытаешься сбежать или обманешь меня, этот кинжал вонзится в тебя, прежде чем успеешь сделать хоть шаг. Ты понял?

Дэвид кивнул. Его лодыжка была привязана к ножке стола. Убежать не удастся, даже если он захочет рискнуть. Охотница отпустила его. Рядом с ней стоял один из стеклянных кувшинов с чудесным бальзамом. Дэвид должен был вылить снадобье на ее отсеченное тело и стащить его на пол. Там ему нужно было помочь ей подползти к коню. Как только две раны соприкоснутся, он должен будет снова полить их бальзамом, отчего охотница и конь сольются воедино, превратившись в новое существо.

— Теперь давай, и не мешкай.

Дэвид подался назад. Веревка, удерживающая гильотину, была туго натянута. Во избежание какой-нибудь случайности он должен был просто разрубить ее лезвием меча, после чего клинок упадет на охотницу и разделит ее на две части.

— Готовы? — спросил Дэвид.

Он положил лезвие на веревку. Охотница заскрежетала зубами.

— Да. Давай же! Давай!

Дэвид поднял меч и со всей силы обрушил его на веревку. Веревка лопнула, и клинок упал, разрубив охотницу пополам. Она завизжала от боли, корчась на столе обеими своими половинами, истекающими кровью.

— Бальзам! — кричала она. — Живей!

Но Дэвид вместо этого снова поднял клинок и отрубил охотнице правую руку. Рука, по-прежнему сжимавшая нож, упала на пол. Напоследок, третьим ударом, Дэвид перерубил веревку, привязывавшую его к столу. Он перепрыгнул через корпус лошади и под крики ярости и боли, изрыгаемые охотницей, кинулся к двери. Дверь была заперта, но ключ торчал из замочной скважины.
Дэвид попытался его повернуть, но у него не получилось.
Визг охотницы стал еще пронзительней, вдруг запахло паленым. Дэвид обернулся и увидел, что огромная рана на верхней части ее тела дымится и пузырится от заживляющего бальзама. Правое предплечье тоже было залито бальзамом. Охотница лила его на пол, стараясь попасть на запястье отрубленной кисти и заживить рану. Используя обрубок и левую руку, она сбросила себя со стола.

— Вернись! — шипела она. — Мы не закончили. Я тебя съем живьем.

Охотница коснулась обрубком правой руки и залила соединение бальзамом. Обе части тут же соединились, и она, подняв ко рту правую руку, зажала нож в зубах. Женщина принялась подтаскивать себя все ближе и ближе к Дэвиду. Ее рука коснулась края его штанины, когда ключ повернулся в замке и дверь отворилась. Дэвид вырвал ногу, выбежал на улицу и застыл как вкопанный.

Он был не один.

На лужайке перед домом собрались существа с телами детей и головами зверей. Здесь были головы лис и оленей, кроликов и горностаев. Головы маленьких животных выглядели несуразно на более широких человеческих плечах, а шеи детей сузились под действием бальзама. Все эти существа двигались очень неуклюже, будто не в состоянии были управлять собственными конечностями. Они шаркали и шатались, а их лица выражали страдание и растерянность. Они медленно приближались к дому, когда охотница перетащила себя через порог и вывалилась на траву. Нож выпал у нее изо рта, и она сжала его в кулаке.

— Что вы здесь делаете, мерзкие твари? Убирайтесь отсюда. Прочь!

Но существа никак на это не отреагировали. Они ковыляли вперед, устремив взгляды на охотницу. Охотница подняла глаза на Дэвида. Она испугалась.

— Затащи меня в дом, — сказала она. — Быстрей, пока они до меня не добрались. Я прощу тебе все, что ты натворил. Ты волен идти, куда пожелаешь. Только не оставляй меня с… ними.

Дэвид покачал головой. Он отошел от нее, когда существо с телом мальчика и головой белки дернуло носом в его сторону.

— Не бросай меня! — рыдала охотница.

Ее уже обступили почти со всех сторон, и она беспомощно махала ножом, а круг созданных ею тварей замыкался.

— Помоги мне! — кричала она Дэвиду. — Пожалуйста, помоги мне.

И тут животные набросились на нее, терзая и кусая, вгрызаясь в плоть и разрывая ее на части.

Дэвид, отвернувшись от ужасного зрелища, со всех ног кинулся в лес.
Прoкoммeнтировaть
суббота, 21 ноября 2015 г.
Зачем то снова здесь. No delete 04:42:28
И вот я снова тут.
Даже не знаю, зачем я сюда захожу в последний дни. Шляюсь по случайным дневникам, пролистываю Беон... Ностальгия может, хз. Я уже сто лет тут не была, здесь никого не осталось из старых беоновских друзей-знакомых, а ведь были времена, когда сидела тут днями и ночами, творила дизы и аватарки, устраивала треш в лс и в комментариях - флуд, флуд и ещё раз флуд!
Да уж.... Даже новый год как-то здесь отмечала. Столько глупостей понаписано было, что сейчас даже перечитывать стыдно, но все же это было весело.

Настроение: ХЗ
Категории: Мой бред!, Размышления ни о чём...., За жизнь
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
четверг, 29 августа 2013 г.
... No delete 23:33:22
­­
понедельник, 18 марта 2013 г.
No delete 17:24:56
Запись только для меня.
понедельник, 21 января 2013 г.
No delete 20:01:19
Запись только для меня.
вторник, 15 января 2013 г.
No delete 01:27:16
Запись только для меня.
No delete 01:23:50
Запись только для меня.
суббота, 12 января 2013 г.
Тишина No delete 21:08:01
Порой бывает слишком тихо...
Так тихо, что вот-вот раздавит
И рвётся из груди подобие крика
Так сильно, но груди не разрывает
Становится дышать труднее
Та тишина, лишает кислорода
И вроде слышен ход часов
И шорох проезжающих под окнами машин
Но странно..она не исчезает
Не ведомо куда бежать, где можно скрыться,
отлежаться, переждать...
Она вокруг, и молча наблюдает
Ты упадешь, сползёшь, осядешь на холодный пол
Ты будешь биться или горько плакать
Заламывать себе нещадно руки, выть
Ну а потом... она уйдет
Уйдет, чтоб снова возвратиться.


Категории: Стих или... Мой бред!, Мои стихи
Прoкoммeнтировaть
пятница, 23 ноября 2012 г.
No delete 00:39:53
Запись только для меня.
пятница, 26 октября 2012 г.
Как-то так... мои последние рисунки No delete 11:29:10
­­
­­
­­

Категории: Мои рисунки.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
вторник, 11 сентября 2012 г.
Лес, полянка у реки, ночь. На небе ... No delete 15:52:44
Лес, полянка у реки, ночь. На небе огромная луна и тысячи ярких звёзд.
Одев струящиеся и невесомое платье, в котором чувствуешь себя нимфой или дриадой,
Запущу в небо множество фонариков, а на гладкую водную поверхностность речки, опущу большую
кувшинку со свечей. На полянке уютно горит костерок, освещая всё таинственным, мерцающим светом,
играет старинная мелодия, как будто мелодия самого леса, реки и звёзд.
Вот вот из-за деревьев появится древний народ эльфов, а из цветущих, благоухающих кустов вылетят феи.
Собравшись возле костра, эльфы запоют песнь уходящую корнями в древность, а феи будут весело
и беззаботно резвиться в ближайших зарослях. И так пройдет вся ночь, лишь перед самым рассветом устроимся на сон рядом с затухающим костром, а когда проснусь, сказка развеется, но воспоминания о том, что было, останутся на
всегда.


Прoкoммeнтировaть
суббота, 11 августа 2012 г.
Малышка, не плачь... No delete 19:42:47
Малышка, не плачь...
И пусть тебе больно
Будь сильной и смелой
Весь мир веди за собою

Зачем врагам знать, что удар достиг цели?
Рассмейся в лицо, чтоб они онемелили
Скажи "Так и знала!" "Хотела проверить"
Надежда жила лишь, хотелось мне верить.
Спасибо скажу, что открыли мне веки
Вы мне безразличны, отныне, навеки

Малышка, не плачь, по тем кто обидел
Из них ни один, твою душу не видел
Никто не любил и не был настоящим
Лишь маска, лишь ложь, лишь сон проходящий.


Категории: Стихи
комментировать 22 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 7 августа 2012 г.
Характер по группе крови. No delete 12:20:25
Характер по группе крови. Явные и неприкрытые индивидуалисты, склонные поступать только так, как считают нужным, обычно обладают третьей группой крови (В). Однако они умеют легко приспосабливаться к обстоятельствам, гибки в отношениях с людьми. Не страдают отсутствием воображения. Они спокойны, но под этим спокойствием часто скрывают свое чувствительное сердце. Их чувства могут, однако, взрываться очень бурно, особенно когда речь идет о любви.


Категории: Не пойми что., Психология, Характер
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 30 июля 2012 г.
Не написанные письма No delete 00:49:57
В одном уголке сознания, у меня есть тайная комната, такая маленькая, уютно освещенная небольшой настольной лампой с абажуром кремового цвета, с рюшами, которая стоит на туалетном столике из дерева украшенного резьбой. В одном из ящиков этого стола, хранится целая стопка писем, которые никогда не были написаны. Там есть письмо каждому человеку, который оставил след в моей жизни. Тем, кто уже ушел из неё и тем, кто до сих пор со мной. В тех письмах то, что я никогда не говорила им лично по разным причинам. Нет, там нет о них ничего плохого, такого, что неудобно заявить в глаза, а можно только думать про себя. Там просто мои чувства, которые не были озвучены, причины, по которым я что-то делала, причины, по которым не делала того, что было надо. В общем все то, что я хотела бы им сказать, но не решалась и не решаюсь, считая, что лучше молчать, ведь меня могут и не понять.
Время от времени, я захожу в эту комнату и перебираю некоторые из никогда не написанных писем, думая, что было бы, если бы я их оправила в жизнь.



Категории: Мой бред!, Размышления ни о чём....
Прoкoммeнтировaть
вторник, 3 июля 2012 г.
No delete 22:03:55
Запись только для меня.
среда, 27 июня 2012 г.
Магия магия... No delete 19:41:06
Почему мы живём не в сказке?
Просто мы не верим в неё, а как может быть то, во что не веришь?
Не веришь всей душой? Никак...
Вот детям проще, они еще чисты, их разум не заполнен отрицанием, для них мир полон волшебства, причём самого разного.
Дождь такой завораживающий, радуга сказочная...аромат цветов чарующий и уносящий куда в даль.
Дети вообще видят магию,
хотя нет, скорее чувствуют её, чувствуют магию самой природы.
А мы её больше не замечаем, потеряли такой прекрасный дар...
нам всё объяснили, растолковали, разложили по полочкам.
Всё вокруг есть математика, физика, химия итд.. больше ничего.
Как скучно, не правда ли?


Категории: Размышления ни о чём....
комментировать 10 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 19 июня 2012 г.
Уже почти ничего не осталось... всё... No delete 17:42:49
Уже почти ничего не осталось... всё, что было или есть, истрёпано, поношено, запачкано, разбито...
Казалось бы, нет ничего проще, найти новое и дело с концом...
Но как так просто найти новые нервы, новые чувства, новую жизнь и новое сердце?
Кажется, что никак, но ведь неправда... нервы приходят в порядок, когда их ничто и никто не треплет,
Старые чувства просто уходят... сами, а им на смену, в любой момент готовы постучаться новые, только надо их впустить и принять.
Жизнь, которая стала серой, грязной и унылой, может хоть завтра расцвести миллионами красок, заискриться и стать почти что сказочной,
а сердце... а новое сердце, вам вполне может подарить кто-то другой, тот, кто приведет за собой и новые чувства.
Просто, чтобы все смогло измениться, изменитесь сами, поверьте, что жизнь никогда не останавливается, останавливаемся лишь мы, а она продолжает движение вперёд.


Категории: Размышления ни о чём....
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 18 июня 2012 г.
Где и кем вы себя видите через 10 лет? No delete 15:06:30
Что-то задумалась я сегодня в очередной раз о будущем, о том, где я буду и что будет со мной лет через 10.
Как оказалось, я даже малейшего представления не имею на данный счёт, никем себя там не вижу.
А что насчёт вас? Где вы видите себя, 10 лет спустя?


Категории: Размышления ни о чём....
комментировать 45 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 16 июня 2012 г.
Как же я всё ненавижу, как всё беси... No delete 21:54:32
Как же я всё ненавижу, как всё бесит... прямо сил нет
ЗАМОНАЛО! ВСЕ ЗАМОНАЛО... всё раздражает и выводит
рррррррррр.........­


Категории: Без категории.
Прoкoммeнтировaть
пятница, 15 июня 2012 г.
No delete 00:07:18
Запись только для некоторых пользователей.
четверг, 14 июня 2012 г.
No delete 20:36:12
Запись только для некоторых пользователей.
среда, 13 июня 2012 г.
С днём варенья! No delete 20:00:44
­­

Подробнее…­­ ­­ ­­
комментировать 86 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 2 июня 2012 г.
Давайте сыграем в игру• Вы отписыва... No delete 04:48:29
Давайте сыграем в игру

• Вы отписываетесь, а я вам даю картинку с которой вы у меня ассоциируетесь.
• За это вы размещаете свою картинку и игру у себя.
Моя
­­


Категории: Игра
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 21 апреля 2012 г.
No delete 19:41:57
Запись только для друзей.
понедельник, 9 апреля 2012 г.
Сад теней No delete 18:59:22
Что за дивный сад теней?
Я танцую средь огней
Тень мою они бросают
Я танцую танец с ней
Я одна, но мне не страшно
В том саду, ведь все прекрасно...
Ни живы, и не мертвы
Я и призраков огни.
(С)


Категории: Стих или... Мой бред!, Мои стихи
Прoкoммeнтировaть
 


путь в никуда....Перейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
статика
1
/\|||||||Увожает Малахова ||||||||\...
пройди тесты:
кто ты из реборна?
читай в дневниках:
Тест: ' [Какой ты поисковик?оо] htt...
..."Крещённый тьмой"...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх